Размышления на тему 14
avgur65
 

                                                               НЕУСТОЙЧИВЫЙ ТИП ЛИЧНОСТИ.

 

  Неустойчивый тип личности (антисоциальный) в целом характеризуется ослаблением волевых функций напрямую связанных с неприятием общественных морально – этических норм. Типичные для этого типа защитные механизмы – механизм всемогущего контроля, регрессия, отрицание, конверсия, фиксация, расщепление и диссоциация. Это, пожалуй, самый внешне пугающий тип личности, встречающийся в мире психиатрии.
 
В дошкольном периоде они выделяются излишней подвижностью, игнорированием запретов и пренебрежением к дисциплинарному режиму. Уже в этом периоде отмечаются склонность к лживости и манипулятивные способности, направленные на достижение удовольствий. Среди сверстников они, как правило, не выделяются, предоставляя ведущие роли другим детям и внешне подчиняясь им. Но, часто, именно субъекты данного типа являются катализатором шалостей и нарушений, совершаемых в группах. Однако когда речь заходит о наказании за содеянный поступок, их роль зачастую позволяет им отсидеться за спинами менее гибких товарищей. Этому типу часто приписывают трусливость и подчиняемость. Однако, исходя из своих наблюдений, можно сказать, что эти свойства у данного типа иллюзорны. И кажущаяся подчиняемость, и так называемая трусливость носят скорее манипулятивный характер. Так как, при первой возможности, лица данного типа выполняют то, что ими было задумано. И в дальнейшем всё зависит от наличия или отсутствия амбициозных притязаний субъекта и его интеллектуальных способностей. При низком уровне интеллекта его роль подчиняема, однако неоднократно приходилось наблюдать, как при относительно высоком интеллектуальном уровне данные лица в своих кругах играли роль «серых кардиналов». На роль лидера данный тип, как правило, не претендует.

 
В раннем школьном периоде лица данного типа нарушают школьную дисциплину. Они сбегают с уроков, старательно не выполняют домашних заданий. Внешне подчиняемость родителям ещё сохраняется. Под их прессингом они ещё кое-как готовят уроки и выполняют домашние обязанности. Но делается это в основном для того, чтобы вырваться на улицу в общество своих сверстников. Неустойчивые дети часто примыкают к компаниям людей старшего возраста.

 
Подростковый период неустойчивых лиц, пожалуй, самый сложный в их жизни. Этот промежуток времени характеризуется ослаблением чувства привязанности к своим родителям. Почитание и любовь к родителям ещё в детстве носит лишь формальный характер. Лживость и манипулятивные способности позволяют им выйти испод опеки родителей. Периодически приходится сталкиваться с суицидальными попытками данного типа. Но все они носят характер шантажного поведения, игры, посредством которой они обретают ту свободу действий, которая им необходима. Спортивные  секции и технические кружки чаще всего обходятся ими. Хотя в ряде случаев приходилось наблюдать подростков данного типа посещающих секции единоборств и бокса. Но интерес к подобным занятиям носил всегда прикладной интерес и достаточно быстро оставлялся ими. Это легко объяснимо, так как посещение подобных мероприятий связано с определёнными правилами и дисциплиной, что несвойственно для данного типа личности. Склонность к группированию, эксперименты с алкоголем и наркотиками, реакции эмансипации и оппозиционности составляют основу поведения неустойчивого подростка. В этот же период наиболее заметны их жестокость и агрессивность по отношению к окружающему миру.

 
Половую жизнь данный тип личности начинает достаточно рано. Неустойчивый субъект, используя свои манипулятивные способности, умеет продемонстрировать при налаживании контакта свои яркие и притягательные черты личности. Его склонность к лживости, стремление к абсолютной свободе, опозиционирование обществу, в сочетании с бесшабашностью и отчаянностью, производят порой магическое впечатление, граничащее с восхищением. Особенно это у них хорошо получается при общении с противоположным полом. Таким образом, можно сказать, что личная жизнь неустойчивого бурлит. Однако истинной привязанности к партнёрам противоположного пола данная личность не испытывает. Учитывая отсутствие чувства ответственности и привязанности, к выполнению своих семейных обязанностей эти лица не имеют никакого отношения. Они могут создавать семьи, не задумываясь о последствиях своих поступков. Но любая система, сопряжённая с кругом обязательств и требований является для них фрустрирующим моментом, и они чаще всего следуют своему подростковому стереотипу – побегу, при столкновении с любой угрозой ограничения свободы. Неразборчивость в связях, жестокое обращение со своими супругами и детьми – обычное явление для лиц неустойчивого типа.

 
Очень интересен этот тип в плане выбора своей профессии. Дело в том, что к своему будущему в юношеский период они относительно равнодушны. Нельзя сказать, что оно их совсем не интересует. Многие из них, описывая свои планы, указывают на необходимость материального благополучия и свободы действий. При этом практически все указывали на такой обязательный момент, как отсутствие усилий для приобретения этих материальных ценностей. Относительный контроль их будущего всё же остаётся за родителями. И то при условии, что этот контроль приносит данному типу внушительные дивиденды. Эти лица редко говорят правду. Им нельзя верить  ни в чём, так как у этих лиц нет твёрдых принципов, а понятие морали и долга для них чужды и неприемлимы. Однако искусство манипуляции, полная, но порой хорошо скрываемая беспринципность и склонность к риску зачастую приводит данный тип личности на ключевые посты в политике, экономике, государственных и силовых структурах. Из лиц этого типа рождаются революционеры в прямом и переносном смысле этого слова. И, безусловно, этот тип личности является пятой колонной криминального мира.

 
Таким образом, перед нами предстаёт экстравертированный иррационал с поведенческими реакциями органического радикала. Это личность, асоциальная по своей сути и содержанию, лживая и обладающая превосходными манипулятивными способностями, безответственная и слабодисциплинированная. Субъекты данного типа, в большинстве своём не имеют привязанностей. Их чувства к родным и близким носят формальный характер и выражаются лишь в красивых высказываниях. На самом деле, чувства любви и сострадания этот тип личности не испытывает. Большинство авторов, описывая этот тип, указывают на недостаток воли, как на основной диагностический критерий данного типа. Позволю себе не согласиться. Трудно назвать безвольной личность, которая в подростковом периоде добивается при прямом коллективном противодействии мира взрослых, права на личную асоциальную жизнь. Отсутствие воли у лиц неустойчивого типа связывают с фрагментами учёбы, труда, долга, достижения целей. Однако необходимо заметить, что безволие данного типа скрывает пассивно-агрессивное противодействие социальным нормам общества и является ничем иным, как окрасом хамелеона. Используя этот окрас, неустойчивые приобретают тот стиль жизни, к которому, по сути, стремятся. А стремятся они к свободе и вольности, которые в понимании подростка данного типа связаны с оппозиционностью обществу. И своим поведением, и самим своим существованием они бросают вызов законам и морали общества. Жизнь ради драйва и наслаждений – девиз, который мог бы красной нитью пройти через всю жизнь неустойчивого типа. Он нуждается в остроте ощущений, подобно вампиру нуждающемуся, в притоке свежей крови. Лишь в этом случае, он бодр, весел и счастлив. Эмоциональная жизнь неустойчивых лиц, представлены острыми реакциями в виде эйфорического счастья с гипоманиакальным оттенком, либо ненавистью, с готовностью к агрессии. В периоды вынужденного бездействия, их эмоции представлены апатией с элементами раздражительности.

 
Перечитав описание этой личности, у меня перед глазами возникла страшная картина потенциально криминального элемента с развязанными манерами, хамоватыми повадками и нецензурными оборотами речи. Но, на самом деле в большинстве своём это не так. Подобную картину можно наблюдать у данных лиц лишь в подростковый период, да и то далеко не во всех случаях. При этом парадокс данного типа заключается в том, что в ряде случаев эти типы по мере взросления, порой становятся внешне, абсолютно адаптивны, что указывает на высокую степень выживаемости в экстремальных условиях среды. Если данная личность в силу обстоятельств избегает саморазрушения и не попадает в места не столь отдалённые, то начиная с юношеского возраста, она начинает «выгорать». Например, мне вспоминается несколько личностей, которых мне приходилось наблюдать в девяностых годах. Они не мыслили себя вне криминального круга, однако по мере выхода страны из кризиса, поменяли свои кожаные куртки на белые рубашки и успешно для себя действуют в рамках легального бизнеса и предпринимательства. Представителей этого типа личности мне приходилось наблюдать также и среди представителей государственных структур и шоубизнеса. Таким образом, данный тип личности далеко не во всех случаях связан с явлениями преступного мира. Указывая на неустойчивый (антисоциальный) тип личности, я говорю лишь на закономерности развития, характерологические свойства и внутреннюю мотивацию группы лиц. И при благополучном стечении обстоятельств данное лицо может достигнуть благодаря своим характерологическим свойствам (умение идти на риск, манипулятивные способности) высокого положения в обществе и стать внешне примерным гражданином своего отечества. Но, справедливости ради нужно сказать, что абсолютной адаптации у неустойчивого типа личности, в подавляющем большинстве не наступает. И если направленным эмоциональным ударом вывести неустойчивое лицо из равновесия, то весь лоск «господина из высшего общества» мгновенно, на глазах теряется. Отсюда, можно предположить, что при переживании личностнозначимой психотравмы неустойчивый тип даёт декомпенсацию, свидетельствующую о «дремлющей», теневой стороне данного субъекта. 

 
Говоря об акцентуации данного типа, можно сказать, что вся их первая половина сознательной жизни, представляет сплошное деформационное поле. Побеги из дома, склонность к перемене мест, асоциальные компании, увлечение алкоголем и наркотиками, садистские наклонности по отношению к слабым и беззащитным, суицидальные угрозы манипулятивного характера – далеко не полный перечень того, что может наблюдаться в анамнезе подростка неустойчивого типа. Кражи, угоны, изнасилования, избиения и прочие криминальные моменты носят в большинстве своём групповой характер. Как правило, пик деформации приходится на подростковый возраст. Затем симптомы ослабевают по мере взросления. Эта личность не способная на привязанность к кому бы то ни было и в своём развитии опирающаяся исключительно на механизмы второго и четвёртого уровня защиты. Они часто меняют место работы и никогда не испытывают истинных сожалений по поводу провала тех или иных поручений. А в плане деструктивного этапа развития на первый план выходят психосоматические заболевания, алкоголизм, наркомания, аффективные расстройства.
    На сегодня достаточно, ну а через неделю, я думаю, если будем живы и здоровы, мы поговорим о паранойяльном типе, занимающем господствующее положение, если не по отношению к своим собратьям (иным типам личности), то по крайней мере, наиболее часто встречающемся в лабиринтах власти и прочих структур. Типе, далеко не идеальном (как можно сказать и о любом другом), но при соблюдении некоторых условий весьма благополучном.

 

Размышления на тему 13
avgur65

 

                                                       ИСТЕРИЧЕСКИЙ ТИП ЛИЧНОСТИ.

    Истерический тип личности в целом характеризуется высоким уровнем эмоциональности, эгоцентризмом, аффективной логикой и извечной зависимостью общения. Основные защитные механизмы этого типа – вытеснение, регрессия, инстинктуализация, отрицание, фантазирование, конверсия, механизм примитивной идеализации, перенос, механизм реактивных образований, диссоциация и расщепление.
   В тех случаях, когда я прошу своих практикующих коллег описать мне лицо данного типа, то, как правило, описывается женщина, с крикливым голосом, грубо намалёванным макияжем и блестящим сверхкоротким платьем. В подобных случаях, я отвечаю, что мне блестяще описывается либо больная с вялотекущей психопатопобной шизофренией, либо малолетняя школьница, которую не обучили пользоваться макияжем. На самом деле, лица данного типа гораздо тоньше и разнообразнее, чем их представляют на самом деле. Лиц истерического склада характеризует высокий уровень внутренней напряжённости и тревожности. В обычной жизни истинный истерик балансирует всегда на границах демонстративности и вседозволенности, подсознательно-осознанно манипулируя теми от кого зависит эта возможность вседозволенности.
     Дети дошкольного возраста истерического типа обращают на себя внимание постоянными попытками быть в центре внимания. Они повышенно впечатлительны, капризны, склонны к безудержному фантазированию. Поведение уже в этот период характеризуется театральностью и демонстративностью. Ни один детский праздник, ни один утренник не могут пройти без такого ребёнка, где он, конечно, будет исполнять главные роли, которые выпросит или вытребует у своего воспитателя. Если же эта роль достаётся кому-то другому, то прольётся море слёз и на такого воспитателя обрушится буря причитаний. «Главная роль» - основное кредо истерика. И не для достижения, каких то материальных благ, а восхищения ради. Эмоции и признание окружающих - вот что питает истерика и без чего он себя не мыслит. Запреты и ограничения со стороны взрослых вызывают бурные аффективные реакции сопрягающиеся с шантажным поведением.
      Ранний школьный возраст характеризуется стремлением к лидерству, попытками привлечь к себе внимание сверстников различными способами, иногда вплоть до демонстративно-шутовского поведения на уроках и конфликтного отношения с учителями. Впрочем, во многих случаях склонность к подражательству, внушаемость и самовнушаемость позволяет им сохранять позицию «любимчика» достаточно длительное время.
     В подростковом периоде появляются тенденции к опозиционированию. Это противопоставление обществу носит чаще всего неосмысленный характер. Этому способствует психический инфантилизм, выявляемый у данного типа. Незрелость и отставание в развитии эмоционально-волевых свойств и аффективная логика приводят к несоответствию истерика в плане желаний и их возможной реализации. В этот период у лиц данного типа возникают реакции протеста в виде капризной грубости и непослушания. Часто в этот период, подростки-истерики уходят в неформальные группировки, что является ещё одним признаком формы активного протеста. При этом, как показывает практика, их более заботят атрибуты неформального общения, нежели идеология. Иногда их склонность к излишнему фантазированию приводят их к самооговорам. В ряде случаев наблюдается приписывание себе какого-то заболевания или преувеличение тяжести настоящей патологии. Могут иметь место попытки суицида явно шантажного характера.    Все эти действия предпринимаются с единственной целью – привлечь внимание к своей особе. Причём, уже в этом возрасте проявляется ещё одна особенность лиц данного типа, а именно неспособность испытывать глубокую длительную привязанность. Дружеские, родственные и личные отношения поверхностны и самопоглощаемы. То, что их поведение зачастую приносит боль близким людям, истериков на самом деле мало волнует. Беспокоят только последствия, например, если близкий человек начинает отдаляться. Истерики легко меняют свои привязанности, но не допускают мысли о том, что кто-то помимо их воли может изменить отношение к ним. Это вызывает у них бурные эмоциональные реакции, с последующей попыткой восстановить отношения с человеком, выходящим из-под его контроля. Вне личностных взаимоотношений увлечения истерика носят, в большинстве своём, демонстративно-эксцентричный характер, как то пребывание в неформальных группировках или эксперименты с психоактивными веществами. Хотя могут носить и более безобидный характер. Чаще всего эти увлечения поверхностны и преходящи.
    Половую жизнь данный тип начинает достаточно рано в подростковом или юношеском возрасте. Связи носят в большинстве своём эмоционально-бурный характер. Но при этом они многочисленные, поверхностные и самопоглощаемые. Семейная жизнь истерика отнюдь небезоблачна. Преувеличение чувств, выражавшееся по отношению к искомому объекту своего обожания, очень быстро сменяется раздражением. Например, супруга может ставить в вину своему благоверному жёсткость характера и требовать ласки и нежности. Но получая желаемое, бессознательно искать в других мужчинах, ту мужественность и твёрдость, которую перестала видеть в муже. В быту это мелочные, конфликтные люди, требующие к себе особого отношения. Лишь в те промежутки времени, когда в их жизни на стороне появляется новый объект для обожания, они оживают и эмоционально преображаются.
     При выборе профессии истерику важен престиж, её блеск, а не глубина познаний. В работе они излишне самоуверенны. При наличии весьма высокого уровня притязаний они могут быть весьма успешны, если их творческая деятельность связана с таким особенностями поведения, как общительность (поскольку они легко устанавливают связи), артистизм (в общении они прирождённые «хамелеоны»), неординарность мышления и оригинальность поступков (поскольку они прекрасно улавливают эмоции окружающих и мастерски манипулируют ими). У истериков в их мыслительных процессах превалирует импрессионистическая образность, позволяющая создавать истинные шедевры художественного восприятия мира. При этом такие отрицательные черты, как чрезмерный эгоизм, врождённое хвастовство и быстро проявляющийся цинизм отталкивают коллег даже при относительно благополучно складывающейся карьере истерика.
     При всей красочности внешних проявлений поведения лиц истерического типа, не стоит забывать о сложности и запутанности его внутреннего мира. За всем внешним бурлеском и калейдоскопичностью эмоций и поступков живёт маленький напуганный ребёнок. Дитя неуверенное в себе, сомневающееся в своих способностях, возможности и часто даже внешностной привлекательности. Лишь благодаря механизму реактивных образований, несущему одну из основных функций защиты у данного типа поведение приобретает артистически-демонстративный лоск. Пожалуй, истерический и шизоидный типы представляют наиболее диссоциативную пару в этом цветнике типов.
   
Таким образом, перед нами предстаёт иррациональный интровертированный экстраверт с поведенческими реакциями биологического радикала. Это личность артистичная, демонстративная, легко устанавливающая контакты, неординарным мышлением и высоким уровнем притязаний. Хотя подобные лица обладают контролирующими и манипулятивными способностями, но эти функции выступают с позиции слабости, а не силы. В обычной жизни это очень мягкие, отзывчивые люди, подчиняющиеся эмоциональному импульсивному порыву. Из-за неспособности переживать внутреннее напряжение в монотонном ритме они ориентированы на эмоционально окрашенные ситуации, дающие выход их эмоциональным реакциям. Для истерика вся жизнь – театр, и все окружающие – актёры, участвующие в постановке. Эгоцентрическая установка возникает из страха быть незамеченным. Он испытывает постоянную потребность вызывать по отношению к себе эмоции. И зачастую, для них не важно, какие эмоции вызывают их поведение, слова, жесты. Главное, не быть незамеченным на этой сцене. И в этой роли истерики преуспевают, так как тонко улавливают нюансы в эмоциях и поведении окружающих. У данных лиц обнаруживается быстрое накопление и спад аффективных разрядов, характеризующие их эмоциональную лабильность. Игра в чувства и манипуляции эмоциями окружающих – стихия, в которой истерик чувствует себя, как рыба в воде. Манипулятивные способности истериков носят овладевающий, эксплуатационный характер. Но эта эксплуатация исходит из страха быть эксплуатируемым. Всё поведение истерика определяется внешней ситуацией. В результате склонности к фантазированию они склонны к приукрашиванию своего жизненного опыта. В их рассказах вымысел и истина настолько переплетаются, что выявить истину в повествовании на самом деле крайне сложно. Особенно, когда речь касается их роли в описываемых событиях. Выявление истины у истерика осложняется тем, что в момент её изложения они обычно «лгут искренне», то есть верят в свою ложь. Иногда в ходе беседы они демонстрируют удивительную забывчивость при абсолютно сохранной памяти. Взаимоотношения с истериком очень сложны, поскольку под воздействием сиюминутных эмоций данного типа легко превратиться из объекта его обожания в предмет ненависти. Их двойственность проявляется и в стремлении к тому, перед, чем они испытывают страх. Например, истерик, как никто стремится к демонстрации своего тела притом, что находит в нём массу недостатков. Он способен на провокацию или смелый поступок, испытывая ужас перед провоцируемым объектом. При проведении в своё время нескольких экспертиз жертв, подвергшихся насилию, я отметил, поведение жертв-истериков было в высшей степени провоцирующим. Однако истина заключается в том, что истерик не осознаёт степени своей провокации. Более того, зачастую, они убеждены, что никаких последствий этой линии поведения быть не могло.
     Деформации или характерологические заострения истерика представлены чрезмерно-бурными эмоциональными реакциями, с выраженным вегетативным компонентом. Однако ещё сохраняется ситуационный контроль. Они сохраняют профессиональную и бытовую продуктивность. Иногда на высоте или на хвостике эмоциональных реакций развиваются конверсии. Эти конверсионные расстройства заключаются в том, что за бурными эмоциональными реакциями развиваются преходящие соматовегетативные или неврологические нарушения. Они проявляются в виде различных спазмов – бронхов, желудка, отдельных мышечных групп, коронарных или периферических сосудов. В связи, с чем могут возникать различные псевдосоматические клинические картины. Со стороны неврологии приходилось наблюдать блокады различных анализаторов, с развитием истерической глухоты, потери обоняния, голоса, периферические парезы и параличи.
  
Чёткое диффузное искажение черт личности мы наблюдаем уже при формировании третьего этапа развития – собственно расстройства личности. Взглянув внимательно на лиц данного типа, мы увидим, что это эгоисты и эгоцентристы, не имеющие глубоких привязанностей, необъективные в суждениях, суть и содержание которых наполнено нереальными эмоциями. Этот тип сосредоточен на самом себе, на получении сиюминутного удовольствия. Кроме того, в клинике деформации данного типа наблюдается патологическая лживость и хвастливость, сочетаемые с фантазированием, опозиционирование со склонностью к конфликтам и демонстративно-шантажные суициды. Истерик является крайне ненадёжным партнёром в повседневной жизни и в работе, даже при наличии высокого творческого потенциала и уровня интеллекта. Более того, по моим наблюдениям, чем выше интеллектуальный и творческий потенциал данного типа, тем большую склонность он имеет к смене привязанностей. Часто приходится наблюдать у лиц истерического типа развитие психосоматических расстройств. Также данный тип, как никакой другой склонен к демонстративно-шантажному поведению. Однако следует помнить, что подобное шантажное поведение рано или поздно при «заигрывании» может закончиться истинным суицидом.

   Пока прощаюсь. С праздником, дорогие мои, с Рождеством Христовым!



Размышления на тему 12.
avgur65

                                               ТРЕВОЖНО – МНИТЕЛЬНЫЙ ТИП ЛИЧНОСТИ.

    Тревожно-мнительный тип в целом характеризуется заниженной самооценкой, неуверенностью в себе, преимущественно сниженным фоном настроения, робостью, особой избегающей манерой поведения, нерешительностью и подчиняемостью, переживанием страхов и опасений, для которых в большинстве своём нет никаких оснований. Типичные механизмы защиты – вытеснение, отрицание, фантазирование, регрессия, конверсия, механизм примитивной идеализации, смещение, механизм реактивных образований, компенсация, расщепление.
   Уже в дошкольном возрасте они проявляют свою робость и боязливость. Боятся темноты, персонажей из сказок, незнакомцев. Стараются спать с родителями, иногда, вплоть до подросткового возраста. Достаточно часто в перечне фобических расстройств описывается страх потери своих родителей, особенно часто это прослеживается у девочек. Тревожно-мнительные дети старательно избегают новых компаний, если только не уверенны, что в этом обществе им рады. Уже на этом этапе жизни ребёнку данного типа проще и удобнее уступить, нежели даже случайно обидеть кого-то. Поэтому в играх берут на себя лишь второстепенные роли. Им проще оставаться где-то в стороне, вне компаний и игр, чем быть отвергнутыми. Разговоры с собеседниками ведутся лицами данного типа зачастую в уничижительной манере. Отказ в любой форме вызывает реакцию замкнутости и эпизоды пониженного настроения. При этом окружающий мир, как бы трансформируется, уменьшается в размерах, приобретает скучные тона. Роль отверженного даётся данному типу тяжело. Однако, политика поведения – политика вечных уступок, которая оценивается ровесниками, как характеристика слабого человека, программирует их на роль козлов отпущения и отщепенцев.
   Один из самых сложных для них моментов – вступление в ранний школьный возраст. Заканчивается пора беззаботного детства под опёкой родителей, и наступает время школьной относительной самостоятельности. Пассивная контактность, неуверенность в себе, робость чаще всего не восполняются тем дружелюбием, уступчивостью и исполнительностью, которую предъявляют субъекты данного типа. И в результате они занимают самую скромную нишу в иерархии класса. В учёбе они чаще всего демонстрируют себя в роли посредственных учеников. И это зачастую происходит при относительно высоких способностях, что указывает на присутствующий страх выделения, привлечения к себе внимания. Демонстрации своих возможностей мешает неверие в собственные силы, боязливость, стеснительность и чувство собственной неполноценности. В результате, у них нарастают такие черты, как мнительность и тревожность. Появляются замкнутость и плаксивость.
   В подростковом периоде лица этого типа, как никакого другого, фиксируются на своих недостатках, выискивая в себе новые. И находят их, как физические, так и внутренние. Это происходит в результате внутренней готовности подвергнуться критике со стороны своих ровесников. Но, несмотря на эту готовность, страшно переживают по поводу любого замечания, которое отпускается в их адрес. Депрессивные реакции и уход в болезнь – наиболее частые реакции данного типа в этот период при многих конфликтах. Увлечения во многом зависят от мнения и желания родителей, поскольку страх разочаровать их становится ведущим в поведении данного подростка. Ради желания соответствовать их требованиям он готов зачастую играть несвойственную роль, при этом зачастую примеряя ролевые функции другого типа на долгие годы.
   Начало половой жизни у лиц данного типа, как правило, запаздывает. Это происходит в результате той самой мнительности и заниженной самооценки, которые характерны для субъектов данного типа. Указанные черты характера, отнюдь не способствуют возникновению полноценных партнёрских отношений с противоположным полом. В семейной жизни и отношениях с окружающими они предъявляют себя, как добрые, полные сочувствия и готовности помочь люди. При этом тревожность и мнительность черты, постоянно сопровождающие их в жизни. Они всегда полны тревоги за близких людей, склонны к гиперопёке над своими детьми. Стремление опекать и привечать тех, кто, по их мнению, нуждается в помощи, прослеживается на протяжении всей жизни.
   В выборе профессии тревожно-мнительные ориентируются на советы своих родителей или поступают, как они сами говорят, «за компанию». Говоря проще, они следуют советам тех, кого считают более удачливыми или состоявшимися в жизни. В профессиональном плане на себя обращает внимание низкий уровень конфликтности, угодливость, стеснительность, отсутствие инициативности, пассивная роль в проводимых мероприятиях, старательность действий и постоянная неуверенность в правильности их исполнения. Это может наблюдаться на фоне незаурядных способностей, высоком уровне интеллекта и широком кругозоре. Но карьерный рост их мало заботит. Более того, любая возможность повышения социального статуса вызывает скорее страх и тревогу, нежели радость. В случаях критического отношения к своей работе данные лица не замечают, положительных моментов звучащих наряду с отрицательными, зато отрицательные воспринимаются тяжело и долго переживаются, так как они коррелируют с их внутренними переживаниями.
   Таким образом, перед нами предстаёт иррациональный экстравертированный интроверт с поведенческими реакциями органического радикала. Это личность неуверенная в себе, с заниженной самооценкой, чувством собственной неполноценности и ущербности. Для лиц данного типа характерно чувство вины, которое проявляется вовне ощущением «должности». Практически все пациенты данного типа указывали на неспособность отказать, кому бы то ни было в просьбе, даже если таковая шла в ущерб собственным интересам. Если всё же это делалось, то в этом случае они терзались виновностью и чувством стыда, коря себя в чёрствости и жестокости. В данных случаях действия направленные во благо постороннего лица ими признавались естественными и обязательными. Порой подобные поступки доходили до степени альтруистического кретинизма, когда в ряде случаев игнорировались интересы своей собственной, относительно благополучной семьи, а вся энергия перенаправлялась на интересы ущербных, манипулирующих слабостью данного типа, личности. Тревожно-мнительные легкоранимы, щепетильны, сентиментальны, застенчивы и робки. При встрече с незнакомцами субъекты данного типа подозрительны и насторожены, опять же в силу своей мнительности. Тревожность и мнительность – черты, напрямую характеризующие этот тип личности.
   При этом мы увидим перед собой людей исполнительных, старательных, дружелюбных, великодушных, терпеливых к чужим недостаткам, умеющих сочувствовать и сострадать. Несмотря на незаурядные способности, зачастую наблюдаемые у лиц данного типа необходимо заметить, что применение этим способностям они находят нечасто, в силу отсутствия чётко выраженной жизненной позиции. Однако мне неоднократно приходилось наблюдать, как в условиях критических или экстремальных ситуаций, тревожные черты зачастую трансформировались в иные, скорее характеризующие личность с твёрдыми установками и жизненной позицией. И, несмотря на свою эмоциональную ущербность, данные лица вызывают сочувствие и симпатию, так как их раздражение и критика направлены на самих себя. Именно комплекс неполноценности порождает в них людей ценящих свои положительные эмоции в отношении объекта, к которому испытывается симпатия. Однако следует помнить, что все их добрые альтруистические поступки совершаются с целью повышения уровня самооценки и самодостаточности. Это мне напоминает двух моих пациентов, состоящих в любовной связи. Каждый из них считал, что использует другого в постели и подсмеивался над своим партнёром, с их точки зрения, верящего в искренность чувств. Эта ситуация чем то схожа с взаимоотношениями тревожно-мнительного типа с лицами иных типов. Тревожно-мнительные используют их для сохранения самоуважения, в то время как используемые типы, манипулируя тревожными людьми, эксплуатируют их комплексы.   
   Деформационный этап развития представлен заострением таких черт характера, как тревожность, мнительность, заниженная самооценка, сверхчувствительность в межличностных отношениях, чувства собственной неполноценности и ущербности. Они ощущают себя причиной всего плохого, что происходит с ними и вокруг них. Но эта причина позволяет видеть свет в конце тоннеля в желании самосовершенствования, как если бы изменения самих себя в лучшую сторону привели бы к идеализации окружающего мира. 
   Деструктивный этап развития или этап расстройства личности указывает на сформировавшуюся аномалию, проявляющуюся дезадаптивными изменениями в поведении. Вся жизнь, весь окружающий мир просматривается сквозь серое, закопчённое стекло. Лица данного типа, в силу углубляющегося комплекса неполноценности считают себя глупыми, смешными и некрасивыми. Характерен для этого типа в конце дня мучительный анализ событий и ситуаций, произошедших за день. Причём, подобный перенос энергии во внутренний мир на момент самокопания и анализа настолько активен, что истощает данное лицо, сводя его внешнюю деятельность зачастую к нулю. Избегание контактов с людьми (так называемая малая контактность) является всего лишь одним из вариантов страха общения, возникающего на почве патологической мнительности. Данные лица корили себя за малейший проступок, возводя его в степень греховности. 
   На этой благодатной почве, в любом проживаемом периоде данной личности, на деструктивном этапе развития, могут возникать навязчивые страхи, тревожные и реже тоскливые депрессии, ипохондрические наслоения и психосоматические нарушения. В ряде случаев наблюдались трансформации в эндогенную патологию (биполярные расстройства, шубообразная и малопрогредиентная шизофрении).

   Пожалуй, на сегодня всё - встретимся через неделю... если бог даст. 



Размышления на тему 11.
avgur65

                                                      АНАНКАСТНЫЙ ТИП ЛИЧНОСТИ.

 

  Ананкастный тип личности в целом характеризуется заниженной самооценкой, постоянными сомнениями в себе и склонностью к самоанализу. Вместе с тем, для них характерно раннее интеллектуальное развитие, повышенное самолюбие, обидчивость и упрямство. Типичные механизмы защиты – вытеснение, регрессия, инстинктуализация, фантазирование, конверсия, перенос, отрицание, изоляция, идентификация, рационализация, механизм реактивных образований, гиперкомпенсация, расщепление и механизм доминирующих идей.
  В детстве подобные дети отличаются стеснительностью и деликатностью. Они охотно пребывают в обществе своих сверстников, но не тяготятся и одиночеством, где пребывают в своих фантазиях и мечтаниях. В своих компаниях они уступают лидерские позиции своим более активным сверстникам. Нельзя сказать, что это делается с удовольствием, скорее здесь отражается позиция уступок и компромиссов, которую они занимают в этот период жизни.
  В ранний школьный период стеснительность и мнительность нарастают. Им достаточно сложно отвечать у доски. Детьми данного типа болезненно воспринимается любое замечание в свой адрес. Но эта болезненность не носит реакции активного протеста. Скорее, наоборот, в этих случаях они становятся более молчаливыми, впадают в уныние, иногда наблюдаются нерезко очерченные депрессивные эпизоды. В то же время уже в этот период начинают проявляться такие черты, как добросовестность в исполнении как учебных, так и домашних обязанностей, чрезмерная скрупулёзность и озабоченность деталями. Такие дети мало заметны среди ровесников на переменах, но при этом являются прилежными учениками в классе.
  В подростковый период, при сохранности описанных черт, на первый план выступает самолюбие и, как следствие, упрямство и упорство. Кроме того отмечается выраженный педантизм. Именно в этом периоде появляется склонность к самоанализу и излишнему рассуждательству. Требования, предъявляемые к себе личностью, переносятся на окружающих. В этот период жизни у ананкастов впервые на фоне переживаемых сомнений и внешних тревог впервые можно отметить поведенческие реакции с элементами жестокости, а порой даже садизма. Причиняя боль, как правило душевную и как правило, своим близким, они таким образом преодолевают порог своих внутренних сомнений, тревог и неуверенности. Иногда, в отличие от тревожно-мнительных подростков, с целью подавления своей внутренней неуверенности и робости они могут совершить и физический акт, сопряжённый с насилием. Так как эти черты обостряются на фоне сохраняющихся внутренних сомнений, это иногда приводит к надлому личности. В клинической картине этого типа именно в подростковом периоде возникают навязчивые страхи, эпизоды тревоги и ситуации ухода в болезнь. В случаях возникновения навязчивых страхов, в клинической картине ананкастов периодически наблюдались идеаторные и двигательные компульсии принимающие защитный характер – характер ритуалов. Увлечения ананкастов в большинстве своём носят коллективный характер, где он пытается достичь успеха в соревновательном ключе, компенсируя, таким образом, своё чувство неполноценности.
  Половую жизнь данный тип начинает в зависимости от условий и окружения, в которых он пребывает. Ананкасты испытывают сложности в плане проявления чувств, за исключением раздражения и меланхоличной грусти, порождаемой внутренней неуверенностью и страхом. Однако, учитывая, что сексуальное развитие у лиц данного типа часто опережает физическое, в большей части случаев начало половой жизни достаточно раннее. В семейном плане они отличаются своей надёжностью, однако единожды переступив черту верности, в дальнейшем чувство стыда трансформируется механизмом реактивных образований в ощущение вседозволинности. Существенным недостатком в супружеской жизни будут являться излишняя приверженность к чистоте, и аккуратность, предъявляемая в качестве требования к своим домашним.
   Выбор профессии либо определяется старшими, либо самим лицом данного типа, после длительных мучительных раздумий. В работе это прекрасные исполнители или организаторы низшего и среднего звена, редко вступающие в конфликт, добросовестно исполняющие свои обязанности. В исполнительном плане они надёжны, аккуратны и практичны. Для них характерна приверженность дисциплине и порядку. При принятии решения за счёт такой черты, как стеничность, они решают любую поставленную перед ними или перед собой задачу, как бы сложна она не была. Упорство, граничащее с упрямством, пунктуальность и дотошность делает их незаменимыми работниками. Практически всегда добиваются любой цели, даже если эта цель является практически недостижимой. Этим людям свойственны трудоголизм и перфекционизм (достижение наивысшего результата, независимо от уровня важности дела).
  Таким образом, перед нами предстаёт рациональный экстравертированный интроверт с поведенческими реакциями биологического радикала. Это личность склонная к сомнениям, с заниженной самооценкой и при этом очень самолюбивая. Это группа лиц представленная трудоголиками и перфекционистами. Субъекты данного типа поглощены установками, правилами, деталями, приверженностью к социальным условностям и достижением совершенства. Исходя из этих свойств, страдают их гибкость, терпимость и способность к компромиссам. В целом они стараются заслужить одобрение тех, кого считают сильнее себя. Но если они почувствуют, что данная личность, хоть в какой-то мере зависит от них, то тут, же проявляют такую черту, как упрямство. В случаях столкновения с теми, кого считают слабее себя или подчинёнными авторитарны в своих решениях и действиях. Но при этом старательно избегают в формальных ситуациях прямых конфликтов. Самым сложным для данного типа является наличие возможности выбора. На принятие собственных решений у них уходит много времени в силу выше указанных внутренних сомнений и нерешительности. Вечернее время даже при наличии внешней занятости у них уходит на самоанализ и анализ сложившихся ситуаций в течение дня. Кроме того их важными характерологическими чертами являются надёжность, добросовестность и аккуратность. Основными эмоциональными реакциями данного типа являются страх и раздражение, в основе которых лежит постоянное ощущение опасности. И если в доподростковом периоде превалирует страх, то начиная с пубертатного возраста, на первое место выступает раздражение. А раздражение, в сочетании с элементами страха подпитывают такую черту, как упрямство. Однако проявление этих эмоций выражаются более в вегетативных реакциях, нежели, во внешних проявлениях, так как данный индивид старательно контролирует свои эмоции. Лишь в тех случаях, когда вы наносите удар по его самолюбию, ананкаст теряет контроль. Он выдаст раздражение, если вы равного с ним положения или страх, который проявится под видом депрессивной реакции, если данная личность от вас зависима. Основным механизмом защиты данного типа мне видится механизм реактивных образований. Выше я уже указывал на то, что личности свойственно предъявлять внешнему миру требования, которые, по сути, идентичны внутренним установкам, но абсолютно противоположны тому, что мы представляем в бессознательном. Данный механизм работает по тому же принципу. Помню, как после дефолта девяносто восьмого года несколько моих пациентов ананкастов потерявших всё при этой реформе, буквально в одночасье из рачительных, скуповатых, педантичных и пунктуальных хозяев жизни превратились в неряшливых, безответственных, швыряющихся остатками денежных ресурсов особей. Таким образом, могу с уверенностью сказать, что секрет успеха данного типа кроется в возможностях самоконтроля. 
  Деформационный этап развития данного типа представлен заострением таких черт, нарастающая неуверенность и перфекционизм, излишняя склонность к детализации сомнениям. В ряде случаев, на этом этапе мне приходилось наблюдать пациентов практически неэмоциональных и даже, в какой-то степени бесчувственных. На самом деле, эта реакция ни что иное как, коллективное желание защитных механизмов рационализации и изоляции оградить личность от развития обсессивно-фобической симптоматики, характерной для этого периода. Чаще, на фоне обострения черт могут возникать навязчивые мысли и страхи, ипохондрическая фиксация (обострённое внимание к своим болезням и чрезмерное преувеличение их тяжести), навязчивые движения и опасения, приобретающие характер идеаторных и моторных ритуалов, психосоматические наслоения, тяжёлые депрессивные эпизоды.
  На этапе формирования личностной аномалии или собственно расстройства личности можно наблюдать такие нарушения, как перфекционизм достигающий патологического уровня, обстоятельность, постоянные сомнения, достигающие уровня «мысленной жвачки». Достаточно часто они сочетаются с навязчивыми страхами, паническими атаками, ипохондрической фиксацией, которые в будущем приобретали эндогенную очерченность. И, к сожалению, в большинстве случаев подозрения в пользу формирующегося процесса оправдывались. Данные нарушения могут возникать независимо от возраста, начиная с младшего школьного периода.

 С наступающим Новым Годом! И удачной недели.



Размышления на тему 10.
avgur65
 

                                                                 ШИЗОИДНЫЙ ТИП ЛИЧНОСТИ.

 

  Шизоидный тип личности в целом характеризуется парадоксальностью эмоций, повышенной избирательностью в контактах, богатством внутреннего мира, внешней замкнутостью, скованностью в отношениях, педантичностью, осторожностью, рассудительностью и алогичной логикой. Этот тип считается насквозь патологичным, однако его вариабельность простирается от творящих историю гениев до глубоко патологичных оторванных от реальности холодных, эмоционально уплощённых больных.

  Характерные механизмы защиты у лиц данного типа – вытеснение, инстинктуализация, фантазирование, механизм всемогущего контроля, перенос, изоляция, рационализация, механизм реактивных образований, изоляция, идентификация, расщепление, символизация и механизм аутистических игр.

  Ещё с дошкольного периода субъект данного типа отличается некоторой отгороженностью, замкнутостью, нежеланием устанавливать контакты с окружающими. Но эта замкнутость и отгороженность носит кажущийся характер. На самом деле, шизоиды находятся в постоянном взаимодействии с окружающей средой, являясь превосходными наблюдателями. С детства они пребывают в своих малопонятных для окружающих фантазиях, тщательно защищая их от вторжения извне. Таким образом, они сохраняют то гармоничное равновесие внутреннего мира, которым их наделила природа. При этом не стоит им приписывать внутреннюю пустоту и холодность. За внешней холодностью проявлений, в их внутреннем мире бушуют и гнев, и радость, и способность внутренне сострадать, и умение люто ненавидеть. В дошкольный период наиболее заметна интеллектуальная акселерация данного типа. В этом возрасте данные дети рано начинают читать, живо интересуются информацией из областей «недетского характера», поражают окружающих своей эрудицией и взрослостью высказываний. Феномен аутистической игры периодически раскрывается лицами данного типа. Нужно сказать, что рассказ о такой игре, пожалуй, признак особого доверия со стороны пациента. И для того, чтобы услышать в красках описание данной игры исследователь должен учиться говорить на языке такого субъекта. Но даже в этих случаях, описание подобной игры носит добровольно – принудительный характер. После чего описывающий, как правило, даёт депрессивную реакцию тревожного плана, иногда с гневливым оттенком. При шизоидном типе личности  игры не носят навязчивого характера, а скорее являются одним из вариантов защитного механизма, позволяющего разнообразить свой внутренний мир и придать ему новую эмоционально-цветовую гамму.

  Внешний мир воспринимается шизоидами, как через преломлённое стекло. Это происходит в силу того, что воспринимаемые события внешнего мира трансформируются, сталкиваясь с противоречивостью и сложностью надстроек мира внутреннего. Иногда, дети - шизоиды выглядят рассеянными. Это происходит чаще всего в тех случаях, когда перерабатываемая информация вносит некую хаотичность в мир внутренний.

  В раннем школьном периоде дети данного типа становятся более контактными. Круг общения, как правило, невелик, однако он практически не меняется. Однако согласие и конформность настолько не соответствует их природе, что круг общения детей данного типа весьма ограничен. Постоянство окружения объясняется интересом к необычности лиц данного типа, которая кажется его ровесникам таинственной и оригинальной. Если взять в расчёт ещё и глубокие познания в разных областях, демонстрируемые шизоидами, желание сверстников оставаться в круге их общения вполне объяснимо. Кроме того, уже в этот период, дети - шизоиды демонстрируют, присущие им упрямство и настойчивость в достижение своих целей, что делает этот тип ещё более привлекательным. Нужно сказать, что отношение шизоида к кругу своего общения носит формальный характер, что впрочем, великолепно скрывается субъектом. В дальнейшем, развитие аутистического мира во многом зависит как от изначального уровня интеллекта (богатство внутреннего мира не всегда соответствует высокому уровню интеллекта), так и внешних обстоятельств, как отношения в семье, в школе, на улице. Таким образом, сталкиваясь с ситуацией выживания, шизоид может вполне освоить брутальную модель поведения и внешне проявлять себя в будущем в роли возбудимого типа. Или же, напротив, например, в семье, где в доминантной роли выступала мать, приобрести функции типа безвольного или тревожно-мнительного типов. 

  Отличительной чертой шизоида несущего несвойственные ему ролевые функции,  является малопонятная для окружающего мира мотивация его поступков и желаний, так как иерархия его ценностей в корне отличается от общепринятых норм. Это отражается и в противоречивости его суждений, и в оригинальности комбинаций, и в сложности внутренних теоретических построений составляющих основу его внутреннего мира. Отсюда проистекают его неожиданные непонятные окружающим, парадоксальные эмоциональные реакции, вызывающие недоумение поступки.

  Шизоиды - подростки редко по своей воле попадают в большие и шумные компании окружающей среды, так как они подсознательно понимают, что наличие большого числа субъектов, попадающих в их «личное поле» грозит вторжением в их внутренний мир, который тщательно оберегается. При наличии достаточно высокого уровня интеллекта, шизоиды, будучи великолепными наблюдателями, способны самостоятельно копировать поведение окружающих, которое им кажется наиболее успешным и адаптивным. Они, как никакой другой тип, чувствуют глубину и тонкость эмоциональных реакций. Именно шизоид лучше, чем кто бы то ни было, опишет ваше ощущение любви, счастья, экстаза, ненависти. И вы, поражённые точностью его описаний – «Вот оно, МОЁ чувство!!! А откуда ты о нём знаешь???» Эксцентричность и некоторое заумничание шизоида провоцирует реакции отторжения со стороны окружающих. Их зачастую стараются унизить и принизить, наказывая за раннюю взрослость. Эта реакция отторжения приводит к осознаванию того, что их эмоциональные, чувственные и интуитивные способности попросту обесцениваются обществом…

  Так, зарождается аутистическая грань, позволяющая защищать наиболее ранимую и уязвимую область психики, связанную с перечисленными способностями.

  Именно в подростковом периоде часто у данного типа можно наблюдать плохо скрываемую подозрительность, робость, ранимость, которые зачастую прикрываются патетикой, фарисейством, причудливостью. В том же подростковом периоде им свойственны повышенный интерес к той области знаний, которая соответствует их противоречивому сложному миру, витиеватости суждений. Сохраняя тайны своего внутреннего мира, они стремятся в непознанную область мира внешнего. И этому, как нельзя лучше, соответствуют область мистики, философии, оккультизма, несущие в себе размытость определений, понятий, суждений. Как правило, этот интерес несёт недолговечный характер, по истечении которого бесследно исчезает или, по крайней мере, не влияет на дальнейшую жизнь. Единственное, что в какой-то степени сохраняется, так это лёгкий налёт мистицизма, который, впрочем, существенно не влияет на их поведение. Угловатость и некоторая неуклюжесть, приписываемая этому типу, весьма условна. Многие шизоиды вполне успешно занимаются видами спорта, не требующих чувства коллективизма и достигают на этом поприще ощутимых успехов, например, шахматы стрельба, моделирование, ушу и так далее.

  Академическая успеваемость данного типа может быть самой различной и зависит, как и от интеллектуальных способностей субъекта, так и от внутренних мотивационной заинтересованности в том, или ином предмете. Выбор профессии определяется малопонятными для окружающих предпочтениями, позволяющими им двигаться к своей обозначенной цели.

  Очень часто данному типу приписывают безмотивационность поступков. Однако, с моей точки зрения, именно у данного типа любой поступок глубоко замотивирован. В тех же случаях, когда мне приходилось наблюдать отсутствие мотивации,  при дальнейших клинических наблюдениях выявлялась симптоматика, свидетельствующая о наличия более тяжёлых эндогенных процессах, протекающих в виде вялотекущих или малопрогредиентных форм. В профессиональном плане данный тип наиболее благополучен в тех сферах, где требуется либо высокий творческий потенциал, либо ограниченность контактов с окружающими. Часто лица этого типа обладают очень хорошими способностями, большей частью узконаправленными, изобретательностью и гибкостью ума.  При этом шизоиду крайне сложно работать в условиях жёсткой дисциплины и чёткой иерархии, так как иерархичность типичному шизоиду чужда. В творческом плане шизоиды при наличии достаточного уровня интеллекта могут быть крайне продуктивны, поскольку редко признают границы возможного. И эти качество в совокупности с их творческим потенциалом наиболее плодотворны в области науки и искусства. Удивительное сочетание интуитивного и логического мышления даёт порой неожиданные результаты, приводящие их к успеху. Однако для истинного шизоида само понятие «успеха» малопривлекательно, если оно не соответствует его внутренним требованиям и притязаниям. Самооценка шизоидной личности напрямую связана с их творческим потенциалом. И способность самовыражения для этого типа стоит значительно выше, чем те материальные ценности, которыми насыщен окружающий их мир. Но при этом следует помнить, что даже работая в системе, данная личность бессистемна, то есть формально подчиняясь её правилам, она не чувствует себя частью системы, фактически не принимая эти правила.

  Сексуальные инстинкты у шизоидов просыпаются в том же возрасте, что и у большинства подростков, однако свою половую жизнь, при отсутствии внесённых корректив социумом, они начинают в подавляющем большинстве после 22-23 лет. Аспект половой жизни для них не столь важен, как для других типов. А сам половой акт рассматривается как комплекс стереотипных механических движений. Как то один из моих пациентов рассказал, как во время полового акта его партнёрша произнесла – «У меня возникает порой ощущение, что во время занятий любовью ты, наблюдая за мной, думаешь – Вот бы отвернуть её голову и посмотреть, как устроен её мозг?» При этом мой пациент пользовался репутацией плейбоя и искусного любовника. Хотя справедливости ради, надо сказать, что чувство оргазма и ощущение удовлетворения им доступно.  Их личная жизнь пропитана двойственными ощущениями. Любая эмоциональная близость несёт в себе опасность вторжения за грань его внутреннего мира. Поэтому они продолжают держать дистанцию, мучаясь и страдая от ощущения внутреннего эмоционального одиночества. В плане близости шизоидов привлекают типы, демонстрирующие эмоциональную сторону жизни. В семейном плане субъекты данного типа плохо приспособлены к обыденной жизни и при столкновении с решением обычных бытовых вопросов нередко выявляют свою беспомощность. При этом лица шизоидного типа могут быть очень заботливыми супругами, в силу свойственного им чувства ответственности за тех, кто рядом.

  Таким образом, при описании шизоидного типа перед нами предстаёт рациональный иррационал, экстравертированный интроверт с поведенческими реакциями биологического радикала. Это личность внешне эмоционально сдержанная, крайне избирательная в контактах, с богатым внутренним миром, отражающим его оригинальность суждений, сложность и многообразие теоретических комбинаций, «алогичную логику», парадоксальность эмоций. При данном типе внешнюю холодность восполняет высокоразвитый уровень интуиции, который присущ шизоиду в большей степени, нежели другому типу. Во многих случаях, мне приходилось наблюдать обаятельных и магически привлекательных эксцентриков, которые, по сути, становились душой общества. Однако, по их собственному признанию, свои лучшие часы они проводят в одиночестве с самими собой. Шизоиды умеют воспринимать, понять и принять то, что другим не под силу. Необычность и оригинальность мышления шизоида основана на своеобразии их логических связей и ассоциаций.

  Трудно согласиться с утверждением Asperger (1944) о недостатке интуиции, как главном дефекте шизоидных психопатов. Опыт общения с шизоидами позволяет заметить, что они, как никто другой обладают даром интуитивного озарения, предвидя развитие событий, перспективу в тех случаях, когда иной тип личности испытывает в этом плане проблемы. А неумение проникать в чужие переживания (что впрочем, также является поводом для дискуссии), недостаток сопереживания объясняется скорее сложностью эмпатического проникновения для данного типа личности. Обращает на себя внимание малопонятность мотиваций поступков и аутистическая игра, в которой личность самопроизвольно создаёт свой иллюзорно-фантастический мир, где играет главные роли. Иногда эти игры ведутся десятилетиями и строго оберегаются от посягательств внешнего мира. В ряде случаев, когда происходит трансформация типа в эндогенный процесс, подобные игры получают своё развитие и перерастают в расстройства обсессивно-компульсивного регистра, иногда они получают своё продолжение в галлюцинаторно-бредовых, или онейроидно-делириозных проявлениях.

  Часто при описании данного типа указывают на излишнюю прямолинейность и ригидность данного типа, указывая на то, что при столкновении с неким препятствием данная личность с удивительным тупым упорством пытается преодолеть это препятствие. Я думаю, что это заблуждение возникло из черты игнорирования, свойственного шизоидному типу. Действительно, они совершенно индифферентно относятся к чужому мнению и оценке своих действий окружающими. Им, зачастую, свойственно иронично-презрительное отношение к внешнему миру. Это опозиционирование способствует сохранению целостности мира внутреннего. Позволю с этим не согласиться. Шизоид, встречая сопротивление, действительно какое-то время пытается его преодолеть. Но само многообразие, извилистость его внутреннего мира не позволяет тратить время на препятствие, за которым он видит только им видимую цель. Данный обязательно обогнёт это препятствие, достигнет своей цели и, лишь затем вернётся к объекту, ставшему на его пути и, разрушит его до основания, опять же исходя из только понятных ему внутренних мотиваций. Во многих случаях мне приходилось наблюдать, как шизоиды при столкновении  используют механизм фантазирования, как и лица аутистического типа. Но в отличие от них, если ситуация благополучно саморазрешается, активность шизоида нисколько не страдает. И, конечно, при ближайшем рассмотрении данного типа обращает противоречивость таких черт, как внешний холод эмоциональных проявлений и удивительная утончённость чувств, частое внутреннее ощущение апатии, сочетающееся с внешней целенаправленной деятельностью, упрямство и податливость и т. д.

  Во время столкновения с определёнными стрессорными факторами при данном типе личности заострение черт могут иметь место при любой возрастной категории. Как правило, заострения или деформационный этап развития представляются нарастающей эмоциональной холодностью и отгороженностью по отношению к окружающим, что проявляется сужением круга социальных контактов и односторонней волевой педантичной направленностью. В поведении шизоида появляются элементы жёсткости и даже жестокости.

  В случаях пролонгирования этой ситуации и нарастании внутриличностного конфликта перед нами предстаёт яркая клиническая картина холодной, замкнутой личности, чётко выраженной аутистической очерченностью и резонёрским мышлением. Это говорит о достижении деструктивного этапа развития личности или уровне патологического расстройства личности. Сочетание противоречивых черт в этих случаях достигают максимального развития. При сохранённых способностях эти лица практически неспособны сохранять контакты с окружающими. Холодность данного типа в этих случаях выражается в неспособности к сопереживанию, бесцеремонности и жестокости по отношению к окружающим. При столкновении с подобной клинической картиной диагностика, как правило не вызывает особых осложнений. При возникновении личного и ситуационного благополучия личность переживает фазы сглаживания и стабилизации, в результате чего компенсируется. В ряде случаев в клиническом развитии данного типа на высоте приходилось наблюдать трансформацию развития данного типа в шизофренический процесс. А аутохтонные декомпенсации, описываемые рядом авторов, являются по моим наблюдениям, скорее признаком психопатоподобных нарушений эндогенного процесса, нежели проявлением патологического расстройства личности.

  При всей подробности описания данного типа, разнообразие проявлений настолько многогранно, что более детальное его исследование, как и исследование аутистического типа (пожалуй, наиболее интересных для меня в плане наблюдений и изучений) вылилось бы в отдельную работу.

   Всем удачной недели. Спокойной ночи.

Размышления на тему 9.
avgur65
 

    Ну а теперь перейдём к собственному описанию типов личности в их динамическом развитии. В основном эти типы в той или иной мере описывались в руководствах и иных научных трудах. Мы же рассмотрим их в разрезе и попытаемся отследить динамику процесса развития. Единственное пояснение, которое мне хотелось бы дать, предваряя само описание – откуда появились и почему выделены, как два самостоятельных типа аутистический и шизоидный. В международной классификации десятого пересмотра описанная раннее психастеническая психопатия была рассмотрена, как бы в двух вариантах, а именно - ананкастном и тревожно-мнительном. Это разделение мне кажется достаточно спорным, ибо в практике мне практически не приходилось видеть ни одного ананкаста вне тревожно-мнительных черт. Как впрочем  -  и тревожно-мнительных  без признаков ананкастного свойства. Однако оспаривать подобное разделение не берусь, поскольку оно возможно в силу преобладания в типе, того или иного компонента. Однако, в этом случае справедливо и выделение сенситивных и экспансивных шизоидов в две самостоятельные единицы. Поскольку - и этапы развития у данных типов и сама энергетика эти видов настолько отличается друг от друга, что при всей общей схожести внутреннего мира данные типы имеют право на самостоятельность по признакам внешних проявлений. Итак, приступим к описанию.


                                                      

                                                   ХАРАКТЕРИСТИКА ТИПОВ ЛИЧНОСТИ.



                                                    Аутистический тип личности.

  Аутистический тип личности в целом характеризуется наличием замкнутости, склонности к уединению, затруднениями в установлении контактов с окружающим миром, отгороженностью от реального, богатством внутреннего мира,  резонёрством, слабостью в развитии эмоциональной сферы, некоторой угловатостью и неуклюжестью моторных навыков. Наиболее часто наблюдаемые механизмы защиты у лиц данного типа – вытеснение, регрессия, отрицание, проекция, фантазирование, механизм всемогущего контроля, идентификация, расщепление, символизация и механизм аутистических игр.

  Черты аутистического типа личности заявляют о себе ещё в период раннего детства. Иногда, подобные дети начинают говорить с небольшим опозданием, но уже в этот момент, в большинстве случаев они демонстрируют, как минимум, достаточный словарный запас. Чаще, они рано начинают читать и писать. Увлекаются областью знаний, носящих специфический характер. Как правило - это история, физика, химия, математика, астрономия, география и т. д.

  Мышление данного типа парадоксально. С одной стороны, оно наполнено абстрактными категориями, а с другой сложными логическими построениями. Отношение к окружающему миру людей у лиц данного типа носит внешне формально-равнодушный характер. Такие факторы, как яркий свет, резкий шум, суетливые движения посторонних их неприятны и приводят в состояние внутреннего напряжения и раздражения. С самого раннего детства они стремятся к уединению, таким образом, защищая свой внутренний мир от фактора вторжения извне. Внешний мир для данных лиц кажется несовершенным и полным опасностей и неожиданностей. Ненаблюдаемость гармонии внешнего мира заставляет их оберегать гармонию мира внутреннего. А отсутствие эмоционального контакта внешним миром объясняется перенаправлением эмоционального энергетического потенциала в область обогащения картины внутренних ощущений. В среде ровесников они держатся особняком, при первой возможности уходят в сторону и забиваются в угол, погружаясь в фантазии и игры своего внутреннего мира. Аутистические игры данных субъектов отличаются от игр шизоидов длительностью, сюжетной развиваемостью картины, которую они эмоционально и красочно расписывают в течение нескольких часов, дней, месяцев, лет. Крайне сложно убедить лицо аутистического типа рассказать о своей игре. Его можно подвести к этому описанию только через принятие мира его переживаний. После подобного повествования у данных пациентов наблюдается аффект растерянности, перерастающий в депрессивный эпизод тоскливой или апатической окраски.

  В отличие от шизоидов у лиц аутистического типа отсутствует любопытство стороннего наблюдателя за внешним миром. Отсутствие любознательного самообучения в общении с ровесниками приводит к самоизоляции ребёнка. Отсутствие игрового взаимодействия с ровесниками приводит к тому, что движения данных детей носят угловатый, неуклюжий характер. Говорить при этом, об эмоциональной холодности этого типа мне представляется некорректным, так как, безусловно, в их жизни эмоции присутствуют. Более того, дети данного типа ранимы и мнительны, что говорит об их эмоциональной подвижности, скрываемой для окружающего их мира. Сложность ребёнка данного типа заключается именно в том, что перенаправляя эмоциональные усилия  переживания внутреннего, они подчас отвлекаются и пассивно реагируют на внешние факторы. А так как, наработки навыков реакций внешнего реагирования у данных детей ослаблены, то естественно этот дисбаланс, приводит к неверной трактовке поведения окружающих и событий. Что зачастую приводит к возникновению депрессивных реакций и состояний. Недопонимание причин этого дисбаланса, но в, то же, время ощущение этих проблем приводит к поиску причин возникающих проблем самом себе. Когда этот поиск не приносит результата, возникает чувство вины, являющееся благодатной почвой для формирования комплекса неполноценности. В отношениях с взрослыми дети данного типа обращают на себя внимание отсутствием непосредственности, свойственной данному возрасту, поведенческой серьёзностью и взрослостью рассуждений.

  В раннем школьном периоде дети аутистического типа отличаются ранимостью, настороженностью, мнительностью и обидчивостью, возникающими на почве чувства собственной неполноценности, характерного для данного типа личности. В результате формирования этих черт нарастает замкнутость и осложнение в наведении социальных контактов. На почве мнительности возникают страхи и опасения, порой принимающие навязчивый характер.

   В подростковом периоде на фоне описанной симптоматики в суждениях лиц данного типа появляются элементы резонёрства. Контакты с ровесниками в описываемый период формально – аутистического плана (к примеру, общение в плоскости компьютерных игр и программ). Компьютерный мир – это особая тема для подростка данного типа. Виртуальный мир, чем-то напоминает по своей природе мир аутистических игр, описываемый данными субъектами. На определённый период времени виртуальная жизнь успешно заменяет внутреннюю игру ведомую субъектом. А в ряде случаев она практически полностью поглощает внутреннюю игру субъекта. Эмоциональная холодность с агрессивностью, приходящие на смену формальности по отношению к окружающим может возникнуть, как реакция на ситуации вторжения в их внутренний мир. А именно так лица данного типа оценивают любые попытки помощи со стороны родных и педагогического состава, обеспокоенные нарастающей замкнутостью подростка. Другие увлечения данного типа в подростковый период, как правило, носят витиеватый характер. Эти увлечения позволяют привнести в свой внутренний мир элементы мистики и дают новый виток в его развитии. В отличие от шизоидов, вера во всё мистическое несёт в себе некий таинственный ореол, который накладывает отпечаток на всю жизнь. Эта вера оказывает влияние на поведение субъекта и даёт ощущение безграничных возможностей и сил не присущих обычным людям. Только эти ощущения носят пассивный характер, и служат скорее частичной компенсацией чувства неполноценности. Фантазии подростка аутистического типа зачастую наполнены сценами насилия сценарного варианта фэнтэзи или триллера. Однако внешне это очень спокойные и ранимые подростки, не способные в обычных условиях на подобные акты. 

  К выбору профессии лица данного типа относятся либо с безразличием, либо с явным раздражением. Дело в том, что любая смена стереотипов внешнего мира является для субъекта данного типа дестабилизирующим фактором и вызывает заострение черт с деструктивными реакциями. К учёбе данные индивидуумы относятся формально, внешне редко предъявляют свой потенциал, чаще используя внутренние резервы своего интеллекта для саморазвития, не проявляющегося во внешнем мире. В работе могут преуспеть, если получают возможность выплеснуть свой творческий потенциал, например, в области программирования или других точных наук. К организованной деятельности данная личность малоприспособлена. Творчество данного типа продуктивно, скорее, в условиях свободного графика. Хотя во многих случаях мне приходилось видеть пассивно-подчиняемых лиц данного типа, ведомых своими «поводырями» (родители, супруги), которые ставили их в рамки условно-дисциплинарного режима. Но и в этих случаях, как признавались сами «поводыри», контроль должен быть постоянным.

  Половая и семейная жизнь начинаются поздно, и носит диссоциативный характер. Чувство собственной неполноценности, мнительность и пассивность в любом начинании приводят к тому, что лица данного типа обретают сексуальных партнёров и семьи, только в том случае, если инициативу берёт на себя противоположная половина. Достаточно часто имеют место половые дисфункции. В создаваемых семьях они малозаметны и играют второстепенные роли. Среди окружающих слывут чудаками и эксцентриками, людьми «не от мира сего».

 Таким образом, перед нами предстаёт интровертированный иррациональный аутистический тип с внешними реакциями биологического радикала. Это  личность, для которой характерны богатство внутреннего мира, социальная отгороженность и резонёрство, мнительность и ранимость, подозрительность и чудаковатость, сложности в установление социальных контактов и внешним выражением эмоциональных реакций. Жизнь полная причудливых фантазий и аутистических игр у данного типа с лихвой замещает красоту мира внешнего. А отсутствие эмоционального восприятия окружающего, уравновешивает неосознанное осознавание эмоциональных оттенков и калейдоскопических красок внутреннего мира. При всей запутанности внутреннего мира, данные субъекты заполняют свой внешний мир шаблонами, схемами и стереотипами. При рассказе о аутистическом типе или наиболее близком ему шизоидном типе личности часто возникает впечатление о глубоко мыслящих и высокоинтеллектуальных людях. Следует сразу оговориться, что богатство внутреннего мира и уровень интеллектуального развития понятия абсолютно разные, хотя определённая связь между ними присутствует. Так, при низком уровне интеллекта неоднократно приходилось наблюдать и бедность внутреннего мира аутистической личности. Однако я абсолютно не могу согласиться с авторами, приписывающими данному типу личности отсутствие внутреннего содержания. По моему глубокому убеждению, и основываясь на своём опыте наблюдений, считаю, что описания авторов соответствуют описаниям стёртых форм шизофренического процесса, нежели картине деструкции, не говоря о более ранних этапах развития аутистического типа.

  Деформации и деструктивные реакции у данного типа могут возникать в любом возрасте, и провоцируются в большинстве своём факторами попыток вторжения во внутренний мир субъекта.

  Как правило, деформации в виде заострений характерологических черт протекают в виде нарастающей мнительности, ранимости и замкнутости. Порой на этом фоне в случаях пролонгированного конфликта наблюдаются стойкие тревожно – депрессивные состояния, навязчивые страхи, мысли и действия. Мнительность данного субъекта способствует формированию ипохондрической фиксации и формированию навязчивых мыслей и страхов.

  При неблагоприятном течении событий, формируется расстройство личности данного типа, когда её аномалия приводит к патологической замкнутости, с погружением и растворением в фантазиях и играх внутреннего мира. Склонность всё происходящее вокруг принимать на свой счёт приобретает патологический характер. Социальные контакты практически сводятся к минимуму.

  Так, индивид, следуя путём патологического развития, через деформации в виде заострений, через формирование личностной аномалии, через фазы аффективных расстройств, навязчивостей и иных наслоений, достигает своего апогея – трансформации в то, что называют в большой психиатрии «процессом» или «схизисом».
  Всё... спать... продолжим на следующей неделе.



 


Размышления на тему 8
avgur65
 

  Следующий аспект, который мне хотелось бы обсудить касается убеждённости в том, что личность носит саморазрушающий характер, как это уже было сказано раннее. На основе первичной мотивации человека, а именно страха, психика, посредством использования защитных механизмов, порождает две дополнительные личностные установки – мазохистическую и нарциссическую. Эти установки живут в каждом человека, и в их противоборствующем сожительстве зарождаются более зрелые установки, упоминающиеся в работах родоначальников психоаналитического направления – экстра и интроверсию, рациональность и иррациональность. Собственно, поэтому, несмотря на то, что эти понятия мазохизма и нарциссизма звучат, по международной классификации, как определения двух типов личности, я не мог их внести в перечень расстройств личности. И согласитесь, мазохистический компонент, как и нарциссический, звучит практически в любом типе, и является неотъемлемой частью личности. Обе эти установки носят двойственный характер. И если первой стороной медали мазохистической установки является страдание через боль, то вторая отражает желание быть через эти страдания вознаграждённым. Она проявляется в различных жизненных аспектах. Её элементы прослеживаются и в различных формах самопожертвования, в стремлении через боль снизить уровень внутреннего страха и тревожного напряжения, в уходах в болезнь и семейных драмах.  Наиболее оформлено мазохистические черты определяются у тревожно-мнительных и параноидных пациентов. Нарциссическая установка, так же двойственна, как и мазохистическая – с одной стороны она отражается во внешнем мире чувством зависти, незавершённости, неполноценности, с другой – завистью, ощущением превосходства, чувством собственного достоинства и презрением по отношению к окружающим. Такая установка является производной механизмов проекции и идеализации.  Нарциссические черты проявляются и в стремлении к карьерному росту, и в элементах самоутверждения в глазах общества, и в желании быть идеальным в глазах всего мира.

  Итак, мы видим, как отслеживается чёткая взаимосвязь личностного развития: психика – личность с её защитными механизмами – типы личности с их специфическими установками – характерологические особенности типа.

  Личность, с её генетическим набором свойств даёт определения типам. Защитные механизмы, ориентированные на эти типы, порождают личностные установки и её ролевые функции. А затем, в прямом взаимодействии с факторами внешней среды,  формируют характерологические особенности, и принимают самое активное участие в поэтапном развитие индивида. Первые бессознательные установки (нарциссическая и мазохистическая), в зависимости от преобладания одной из них, определяют направление энергии индивида и формируют экстра или интроверсию, а в зависимости от исходных данных типа личности и во взаимодействии с защитными механизмами  развивают рациональную и иррациональную функции.


Размышления на тему 7
avgur65

   Странная штука жизнь. При всём признании, как клинициста и эксперта в области пограничных состояний, стёртых форм эндогенных процессов, типологии и суггестологии, взгляды, высказываемые мной, зачастую не признаются, а многие аргументы признаются надуманными. То понимание, которое я встречаю среди практиков, зачастую берущих на вооружение ряд моих разработок, нивелируется неприятием со стороны многих коллег, занимающихся наукой. При обсуждении ряда тем с ними, выявилась очень интересная деталь. Когда во время жарких дискуссий по другую сторону стояли представители психоаналитических и феноменологических позиций, мне ставилась в вину приверженность канонам старой отечественной психиатрической школы. А в тех случаях, когда моими оппонентами были представители классической психиатрии, следовали обвинения в излишней психологизации понимания механизмов и клиники психических расстройств. В какой-то момент я осознал, что пытаюсь совместить на первый взгляд несовместимое. Однако, по мере взросления, пришёл к выводу, что именно в этом совмещении несовместимого - золотое сечение психиатрии…
     Но о сочетании биологического и психологического подходов в понимании механизма психических расстройств мы поговорим в одной из последующих тем, если бог даст жизни и здоровья.
     А теперь скоррелируем то, что описано в трудах классической школы с мыслями, высказанными в моих размышлениях. Если предположить, что описываемые в классике акцентуации ни что иное как, второй этап развития защитных механизмов. Этап, при котором, под давлением внешних стрессорных факторов и требований окружающего мира, характерологические особенности заостряются, усиливая те свойства черт, которые, по общему мнению психики, а в частности наших защитных механизмов, наиболее успешны в данных условиях. Причём мне неоднократно приходилось наблюдать в динамике не только заострения, но и стойкие сглаживания черт, что позволяет судить о том, что подобные состояния обратимы. Правда, уже после первого подобного заострения появляется фактор личностной настороженности и готовности к аналогичной реакции. И если стрессорные моменты приобретают пролонгированный и частый характер, то заострения, в качестве обратной связи приобретают очертания стабильности.
    Судя по всему, наша личность имеет один существенный недостаток – при возникновении проблем она использует те варианты защиты, которые уже проявили свою успешность в сложных ситуациях. Эта стереотипность использования, с точки зрения психики, «успешных» механизмов, приводит к определённой ограниченности реакции организма на те, или иные раздражители. Что и приводит порой к деформациям, а иногда и к деструктивному этапу развития личности.

   Таким образом, акцентуации – это деформационный этап развития личности в виде заострения черт характера, при котором свойства и качества личности приобретают выраженный характер, проявляющийся в шаблонных отклонениях в мышлении и соответствующих поведенческих реакциях, не достигающий аномальных искажений и не препятствующий адаптации в окружающей среде.

   Заострение черт, это психологически обусловленная личностная реакция на воздействие патогенных факторов внешней среды, при которой отдельные черты характера личности чрезмерно усилены, вследствие чего обнаруживается избирательная уязвимость в отношении одних психогенных воздействий при сохранении хорошей устойчивости к другим. Акцентуации являются вариантом нормы, но по ряду своих свойств, близки к расстройствам личностей, являясь в большинстве случаев их предтечей. Основным отличием является то, что три основные характеристики расстройства личности или психопатии (в классической психиатрии, именуемые в комплексе триадой Ганнушкина - влияние на все сферы жизни индивида, стабильность на протяжении всей жизни и социальная дезадаптация) никогда не присутствуют в акцентуации одновременно. То есть, акцентуированный индивид может патогенно реагировать только на специфические психогенные воздействия, в то время как индивид с расстройством личности на любые психогенные воздействия реагирует в соответствии с особенностями своего расстройства (влияние на все сферы жизни). Далее, акцентуации имеют тенденцию к стойкому сглаживанию, в то время как расстройства личности способны лишь на декомпенсацию. Акцентуации дезадаптируют личность лишь на временной промежуток воздействия действия травматического агента, в дальнейшем социализируясь во внешней среде, в то время как абсолютная социализация при расстройствах личности практически не наблюдается.
    В своё время, знакомясь с трудами различных авторов, я обратил внимание на то, что акцентуации в них практически не описывались, а рассматривались исключительно через призму психопатии. Более того, исследование касающиеся «условно нормальной личности», рассматриваются лишь в рамках работ, носящих эпидемиологический характер, либо в работах психологов, зачастую не имеющих медицинского образования. Однако, вернёмся к нашим деформациям, или, как более принято называть – акцентуациям.
    Акцентуации входят в ту самую пограничную зону, которая соответствует пониманию предболезни. Определение которой, вызывает сомнения, так как, по моему мнению границы нормы и патологии настолько размыты, что появление тех или иных симптомов, позволяющих судить о появлении сложностей в адаптивных способностях человека, рассматриваются скорее, как вариант деформационного этапа развития личности в целом, и защитных механизмов в частности. С другой стороны, по моему глубочайшему мнению, заострения черт, указывают на то, что личность в целом, в стрессорных условиях не справляется с ситуацией обычным способом, если прибегает ко второму уровню защиты. Что, безусловно, должно вызывать настороженность, но никоим образом не является признаком неадекватности, так как адаптивные способности индивида в целом сохраняются.


                Акцентуации в своём развитии проходят три этапа.

 1)Этап внутреннего напряжения – характеризующийся возникновением внутриличностного конфликта, свидетельствующего о снижении адаптационных возможностей защитных механизмов первого уровня, возникающего при столкновении с социумом, и приведением в действие механизмов защиты второго уровня.
2) Этап накопления – возникающий при пролонгировании    стрессорного момента и характеризующийся собственно заострением черт характера под давлением защитных механизмов и внешних факторов, таковым образом, при котором заострённые черты способствуют относительному разрешению внутриличностного конфликта за счёт перенаправления психической энергии к внешним границам индивида.
3)Этап психологического или патологического разрешения конфликта, при котором в случае благоприятного разрешения внешних событий и возникающих коррелирующих связей с внутренним миром субъекта происходит относительное сглаживание заострённых черт. Или, наоборот, при неразрешённости травмирующей ситуации, и неспособности действующих защитных механизмов оградить личностное пространство, нарастающая деформация или углубляющееся заострение черт ведут к полному искажению или личностной аномалии, что проявляется трансформацией в патологическое расстройство личности, которое свидетельствует о начале деструктивного периода в личностном развитии.

   Соответственно, мы с вами подошли к необходимости расшифровки понимания деструкций или патологического расстройства личности.

    Патологическое расстройство личности – это вариант деструктивного этапа развития защитных механизмов личности, характеризующийся аномалией черт характера, проявляющийся дисгармонией в эмоциональной и волевой сферах, при которой возникают поведенческие реакции, приводящие к частичной или полной дезадаптации в окружающей среде. Расстройство личности - это совокупность особенностей мышления, восприятия и взаимоотношений с окружающими, относительно устойчивых и либо затрудняющих поведение больного, либо причиняющих ему страдание.

   Для расстройства личности характерна ригидность установок восприятия и отношения, что, безусловно, снижает уровень адаптации в окружающей среде. Дезадаптивные свойства личности проявляются во всех сферах жизнедеятельности индивида, в результате яркого комплексного искажения черт личности. Данные лица, практически никогда не осознают проблем в себе, а соотносят их с «несправедливо» складывающимися обстоятельствами или «неправильным» поведением со стороны окружающих. Упоминая о расстройствах личности, обычно клиницисты говорят о клиническом результате, несущем отрицательный эмоциональный заряд. Однако необходимо заметить, что в ряде случаев, именно те черты личностных нарушений, которые мне приходилось наблюдать, создавали облик уникальной личности – личности-творца среди среды архитекторов, художников, поэтов и музыкантов, с которыми мне приходилось общаться. А если взять, к примеру, профессиональных военных, постоянно несущих службу в экстремальных условиях, то зачастую, искажения очевидны. Однако, именно эти искажения, приводящие к конфликту со всем миром, позволяют одним творить, а другим выживать и работать в тех условиях, в которых так называемая гармоничная личность окажется абсолютно не приспособленной. Более того, с моей точки зрения, в тех областях, где властвуют исключительные условия восприятия и новаторства, где царит экстремальность в плане принятия и выполнения задач, дисгармонии и аномалии не просто полезны, а являются необходимым условием для выполнения поставленных задач, достижения целей с результатом наивысшей полезности для общества. 
    Патологическое расстройство личности или «психопатия не является психическим заболеванием в собственном смысле этого слова. Она представляет собой неправильное развитие, а не текущий болезненный процесс. В её течении нет начальной стадии, стадии развёрнутого заболевания, исхода». И с этой мыслью, высказанной в частности в работе Королёва В. В. И Ушакова Г. К. трудно не согласиться.

 Таким образом, данное расстройство возникает при диффузной аномалии характерологических свойств на почве внутриличностного конфликта под воздействием пролонгированных, личностно значимых, неблагоприятных факторов внешней среды.

     Ну а теперь, когда попытка рассмотреть личность в развитии состоялась, мы можем позволить себе взглянуть на её производную, а именно исследовать типы личности. И для начала попробуем их классифицировать.
     Классификация по этиологическому признаку, по моему размышлению противоречит логике, так как любое расстройство личности несёт в себе генетические корни и является комбинированным следствием генетических предпосылок и неблагоприятных условий среды, что включает в себя признаки и генуинной психопатии и патологического развития. Поэтому я предлагаю систематизировать типы личности по двум другим признакам.
    Первый из них, ориентирован на особенности восприятия окружающего и внутреннего мира, то есть на личностные установки – экстра и интроверсию. Как уже было сказано раннее, чистых экстравертов и интровертов в природе не существует. Однако мы попробуем это сделать, исходя из роли доминирующей установки. 

1)  К экстравертированным типам можно отнести истерический, гипертимный, неустойчивый, паранойяльный, возбудимый и эпилептоидный типы.

2)  В группу интровертированных внесём аутистический, шизоидный, ананкастный, тревожно-мнительный, астенический и зависимый типы.

    Как видим, двенадцать типов личности, наиболее часто встречаемых в жизни и клинике, равноценно распределились по этим двум установкам. Сделаем ещё один шаг. Любая классификация имеет право на жизнь, если несёт в себе некий практический смысл. И с этой целью я предлагаю ещё одну классификацию, основанную на признаке поведенческой реакции, несущей в себе экзогенный или эндогенный радикал. Ещё в 90-е годы я обратил внимание, что по механизму и внешним проявлениям поведенческих реакций типов личности, психопатов в частности, можно предсказать в какую патологию выльется психопатическое развитие при неблагоприятном течении.   Это связано со свойством поведенческой реакции типа личности, несущей в себе биологический и органический радикалы.   Реакции, несущие в себе биологический радикал обладают большей глубиной переживаний и меньшей степенью выраженности внешних проявлений, так энергия, затрачиваемая на переработку внутренних переживаний, в большей степени затрачивается на переустройство внутреннего мира и его отношения к требованиям мира внешнего. Кроме того, было замечено, что ряд типов трансформируются в ту или иную патологию, более часто, нежели в другую. И вот, тогда же, я стал искать признаки и свойства, позволяющие с большей или меньшей степенью вероятности, предположить это дальнейшее развитие.

    А теперь вернёмся к классификации типов личности, делящихся по признаку поведенческих реакций.

 1)  По признаку поведенческих реакций, несущих в себе биологический радикал в первую группу внесём аутистический, шизоидный, паранойяльный, ананкастный, гипертимный и зависимый типы.

 2)  К группе реакций, несущих органический радикал отнесём астенический, тревожно-мнительный, истерический, возбудимый, эпилептоидный и неустойчивый типы.

     Конечно, возникает вопрос – зачем к тем классификациям, которые предлагаются классической психиатрией, мною были предложены ещё две? На первый взгляд, действительно непонятно, зачем брать за основу отдельные личностные установки Юнга и проецировать на типы личности, применяемые в классической психиатрии и психологии? На самом деле, эта попытка классифицировать по данным признакам отнюдь не несёт характер чудачества практика, живущего наблюдениями, восприятиями и постоянной внутренней переработкой и анализом окружающего.
    Если внимательно присмотреться к данным классификациям, то мы с вами будем наблюдать очень интересную картину.

Классификация типов                                             Классификация типов личности

по признаку личностных установок.                    по признаку поведенческих
                                                                                      реакций.


Интровертированные типы.                          Реакции биологического  радикала.

    1)Аутистический.                                                              1)Аутистический.

   2)Шизоидный.                                                                    2)Шизоидный.

   3)Ананкастный.                                                                  3)Ананкастный.

   4)Зависимый.                                                                     4)Зависимый.

   5)Тревожно-мнительный.                                                  5)Гипертимный.

   6)Астенический.                                                                 6)Паранойяльный.

Экстравертивные типы.                                    Реакции органического  радикала.

   1)Истерический.                                                              1)Истерический.

   2)Неустойчивый.                                                              2)Неустойчивый.

   3)Возбудимый.                                                                 3)Возбудимый.

   4)Эпилептоидный.                                                           4)Эпилептоидный.

   5)Гипертимный.                                                                5)Тревожно-мнительный.

   6)Паранойяльный.                                                            6)Астенический.

 Мы видим, что при наложении этих классификаций одну на другую формируются четыре группы.

 В первую входят интровертированные типы с реакциями биологического радикала. В них попали аутистический, шизоидный, ананкастный и зависимый типы.

 Во второй группе экстравертированные типы с реакциями органического радикала. В этой группе – истерический, возбудимый, эпилептоидный и неустойчивый типы.

 Третью группу составляют интроверты с реакциями органического свойства. И она состоит всего из двух типов – тревожно-мнительного и астенического.

 И наконец, четвёртая группа – эстраверты с реакциями биологического характера. В ней также два типа – гипертимный и паранойяльный.

 

    Когда я впервые для себя сформулировал эту классификацию, то первый вопрос, который у меня возник – почему, несмотря на то, что, по моему мнению, в природе психики – как в норме, так и в патологии всё должно быть гармонично, в каждой из этих групп имеет место некоторое смещение. Однако если взглянуть на совмещения повторно, то становится, очевидно, что и в этой дисгармонии живёт гармоничное начало. Смещения симметричны и естественны. Естественными они являются, так как интровертированному типу, ориентированному на внутреннее переживание и восприятие мира, биологические поведенческие реакции гораздо ближе по своей природе, нежели органические. И по мере понижения шкалы интроверсии, возможности преобладания реакций органического радикала возрастают. И наоборот. Что вполне носит вполне резонный характер.

   Что же нам дают эти классификации в практическом применении? Если взять, к примеру, первую группу, то вряд ли практикующие врачи, имеющие значительный клинический опыт, не согласятся с тем фактом, что при исследовании больных шизофренией в преморбиде чаще всего просматриваются именно типы личности входящие в первую группу.
    И действительно, аутистический, шизоидный, ананкастный и зависимый типы, частенько дают в апогее своего деструктивно-патологического развития, трансформацию в такую эндогенную патологию, как шизофрения. Конечно, наличие данного типа в анамнезе не является фактором наличия этого диагноза. И присутствие данного типа не отрицает никоим образом возможность появления иной симптоматики, характерной для пограничной, органической или психосоматической патологии. Но вероятность возникновения шизофренического процесса у данных типов значительно выше, нежели у представителей других груп. А соответственно, в данных случаях должна быть выше и клиническая настороженность к развитию эндогенной патологии, обсессивно-фобических и аффективных форм пограничного регистра.
    Вторая группа – это группа с предрасположенностью к развитию психосоматической, органической патологии и патологии зависимости.
    Третья группа – это группа с предрасположенностью к органической, психосоматической и аффективной патологии.
  
И наконец, четвёртая группа, по моим наблюдениям, предрасположена к развитию биполярных расстройств, шизофрении и обсессивно-компульсивных нарушений.

     Не так давно, я проводил занятия с психиатрами-наркологами. И перед тем как рассказать о своих попытках классифицировать типы, предложил этим клиницистам, каждый из которых уже отработал в данной области как минимум, несколько лет назвать типы личностей, с которыми они наиболее часто встречаются в рамках стационара. Наверное, не стоит даже указывать на то, что указанные ими типы полностью совпадали с моими измышлениями в рамках классификации. Что собственно наблюдалось и в условия психиатрических клиник, и в неврологических отделениях больниц общего профиля.
    Возникает вопрос – «А что нам это даёт?» Ответ на поверхности, и очевиден. Умение типировать личность, даёт нам неограниченные возможности в плане выбора правильного психотерапевтического подхода при лечении пациента.

     Уже дописывая последние на сегодня строки, поскольку мои ясные очи стали затуманиваться, а рассудок, с упрёком требует отдыха после напряжённой рабочей недели, я обратил внимание на фрагмент, давно занимающий моё воображение, а именно вопросы рациональности и иррациональности этих типов. Но, в этом случае необходимо разъяснение в плане этого вопроса. Если, понятие рационализма используется в повседневной практике и теории бытия, то иррационализм до сих пор относят скорее к некой философской категории.
    Иррационализм  — это направление, настаивающее на ограниченности человеческого ума в постижении мира. Он предполагает существование областей миропонимания, недоступных разуму и постигаемых только через такие качества, как интуиция, чувство, созерцание, инстинкт, откровения, вера и т. п. Таким образом, иррационализм утверждает свой особый характер действительности. В своих многообразных формах это направление представляет собой философское мировоззрение, которое постулирует невозможность познания действительности научными методами. С точки зрения иррационализма, реальность или отдельные её сферы (такие, как жизнь, психические процессы и т. д.) невыводима из объективных причин, то есть неподвластна законам и закономерностям. Все представления такого рода ориентируются на внерациональные формы человеческого познания, которые в состоянии дать человеку субъективную уверенность в сущности и происхождении бытия. Иррационализм ориентирован на такие сферы как интуиция, интеллектуальное созерцание, переживание и т. д. Но именно иррационализм убедил исследователей в необходимости тщательно анализировать такие виды и формы познания, которые были обделены вниманием со стороны сторонников рационализма. Исследователи впоследствии часто отвергали свои иррационалистические формулировки, но многие серьёзные теоретические проблемы переходили в новые формы исследований: такие как, например, исследование креативности и процесса творчества. Иррационалистическими (в узком и собственном смысле слова) считают такие мировоззренческие построения, которым в значительной мере свойственны указанные особенности. Научное мышление в таких системах заменяется определёнными высшими познавательными функциями, а интуиция приходит на смену мышлению. Порой иррационализм противостоит господствующим в науке и обществе воззрениям на прогресс. Наиболее часто иррационалистические настроения возникают в те периоды, когда общество переживает социальный, политический или духовный кризис. Они являются своего рода интеллектуальной реакцией на общественный кризис, и, вместе с тем, попыткой преодолеть его. В теоретическом отношении иррационализм свойственен таким мировоззрениям, которые бросают вызов господству логического и рационального мышления. Ключевым элементом это направление становится в философиях Кьеркегора, Шопенгауэра и Ницше. В мире иррационализма господствует алогичное, интуитивное мышление. Иррационализм обнаруживается везде, где утверждается, что существуют области, которые принципиально недоступны рациональному научному мышлению.      Таким образом, этот путь познания незаменим там, где мы сталкиваемся с понятиями воли и души, инстинкта и экзистенции, жизни и первопричины. Безусловно, рационализм и иррационализм являются оборотными сторонами реальности в духе принципа дополнительности Нильса Бора. Предполагается, что отношение дополнительности между рационализмом и иррационализмом, распространяется на все явления действительности. Такие, как разум и чувства, логика и интуиция, наука и искусство, тело и душа, и т.п. И возможно, в основе наблюдаемого рационального мира лежит иррациональное начало.
     Исходя из вышесказанного, иррационал должен обладать более сложным комплексом защитных механизмов, программирующих их поисковые системы в плане устранения проблем внутренней и внешней проекции. Его поведение должно отличаться высшей сложностью и парадоксальностью. В результате чего интроверты сами слабо представляют границы своих возможностей. Реализация способностей зависит, главным образом от мотивации. При отсутствии оной результативность действий сводится к нулю. Несмотря на неприхотливость и выносливость, интроверты не любят неприятных неожиданностей, так как иррациональность не приемлет шаблонной обратной связи. Они быстро теряют интерес к объекту, при отсутствии внутренних и внешних стимулирующих импульсов. Порой, испытывают сложности в плане принятия решений. При этом получают поистине детское удовольствие от сложных интригующих манёвров, которые совершают не корысти ради, а во имя обострения внутренних ощущений. Проигрывая рациональным типам в быстроте реакции, обыгрывают их в координации и маневренности. У иррационала любая последовательность и системность, любое внешнее руководство их действиями вызывает подсознательный протест в виде реакций уклонения и избегания. Свою спонтанность иррационал объяснить, в большинстве своём не может.
     Рациональный тип обладает менее сложным уровнем защиты, реагирующим на внешние формы воздействия и слабо реагирующим на факторы внутреннего мира. Рационал отличается меньшей пластикой мышления, формальностью установок и взглядов на внешний мир. Они не склонны к истинно творческим проявлениям, в том смысле, что редко выходят за границы возможного, в силу ригидности внутренних установок. Эти люди в достаточной мере прямолинейны и целеустремленны, им трудно приспосабливаться к неожиданным изменениям окружающей обстановки и прислушиваться к мнению других людей. Они относительно правдивы и откровенны, легко «режут правду-матку». Мир закулисных интриг достаточно схематичен и шаблонен. Однако, зачастую, эта шаблонность приносит удивительные плоды. В жизни они, способны производить впечатление настоящих таранов, но главным образом, по той причине, что им в силу схематичности мыслительных и двигательных актов неуютно вне этих схем и шаблонов. При общении представитель рационального типа производит впечатление очень умного человека, так как говорит логично, веско, конкретно и достаточно ясно. Если ваше общение продолжилось, вы рискуете попасть в весьма неприятную ситуацию, когда благодаря своему опыту, профессиональной подготовке или по каким-либо иным причинам не можете согласиться с собеседником, так как данные лица не любят противодействий и противоречий, которые их раздражают. Рационал системен и последователен. И даже совершив спонтанный поступок, он в большинстве своём способен придать ему разумное объяснение и обоснование. Исходя из определений Фрейда, чистых рационалов и иррационалов не бывает. И в каждой личности рациональные и иррациональные установки сосуществуют. Тогда можно сделать вывод, что в тех случаях, когда рациональная и иррациональная функции близки в той или иной личности по своему значению, то в природе можно выделить ещё две группы - рациональных иррационалов и иррациональных рационалов. Такие люди – это некая «золотая середина» между двумя вышеописанными типами. У них обычно достаточно широкий круг интересов, хотя они не обладают ни той напряженностью и глубиной, которой характеризуется иррациональный тип, ни той прямолинейности суждений и шаблонности действий, которая наблюдается у рационального типа. Смешанные типы легко сходятся с окружающими, признают и терпят их странности, вполне адекватно при этом оценивая происходящее вокруг них. Смешанные типы готовы участвовать в начинаниях, ни пользы, ни смысла которых не разделяют и даже не понимают. При всех их «плюсах» и «минусах» это – идеальные руководители, способные хоть по минимуму, но удовлетворить всех. Тем более что, на окружающих они, в отличие от рационалов, не давят, и не мучают никого эфемерными и постоянно меняющимися замыслами, как поступают иррационалы. Смешанные типы оказываются наиболее легкими в общении, терпимыми и доброжелательными к чужим недостаткам. В профессиональной деятельности наиболее состоятельны, а в школе будут слушаться учителя, когда это нужно, и баловаться, когда все «стоят на ушах»; а в обществе это душа компании. Если что-то с таким человеком не в порядке, значит, или дома серьезные неприятности, или окружающие истощили терпение необоснованными претензиями.

   А теперь вернёмся к нашим изучаемым типам личности. И рассмотрим их с точки зрения понятий рациональности и иррациональности. Возьмём за основу, как наиболее демонстративные с точки зрения клиники, такие типы, как аутистический и истерический, эпилептоидный и ананкастный, шизоидный и паранойяльный. Если первые два типа носят явно иррациональный характер, а следующие за ними эпилептоидный и ананкастный преимущественно рационального склада, то последняя пара представляет с моей точки зрения смешанный вариант. Пожалуй, стоит обратить внимание на то, что в перечень типов демонстрирующих в жизни и рациональный, и иррациональный, и смешанный характер попали типы противоположные в плане экстра и интровертных установок (аутистический – истерический; эпилептоидный – ананкастный; шизоидный – паранойяльный). Это отнюдь не случайно. Иррациональности, ориентированной на интеллектуальное созерцание, интуицию и переживание интроверсии гораздо ближе явления внутреннего мира, нежели факты и явления мира внешнего. Но в, то, же время присутствие истерического типа в ряду иррационалов говорит о том, что и экстраверсию, с её установкой на мир внешний она не отвергает.
     Иррациональность аутистического и истерического типов личности прослеживается во всём – и в самом укладе жизни, и в поведенческих реакциях, и в быту, и в профессиональной деятельности.  А между тем, именно аутистическому и шизоидному типу приписывается и недостаточность эмоций, и отсутствие интуиции. Что по сути своей абсолютно противоречит иррационализму, по определению, основанному на чувствах и интуиции. И шизоиды, и лица аутистического типа блестяще демонстрируют во всей красе интуитивное мышление, в той же степени, в которой демонстрируют эмоциональную насыщенность своего аффективного мышления истерики. При этом эти типы зачастую добиваются успехов в решении тех задач, которые ставят в тупик представителей рационально-логического плана. В то же время, стоит обратить внимание на эмоциональную подоплёку так называемых логиков. Угрюмая подозрительность паранойяльного типа, раздражительность эпилептоида и тревожность ананкаста, безусловно, влияют на поведенческие реакции и логические формы у данных лиц. И отражаются на качестве восприятия окружающего мира. Безусловное присутствие эмоционального фактора и его влияние на логическую сферу у типов, пожалуй, обладающих ею, как никакие другие, указывают на то, что несовместимых функций, свойств, качеств в мироздании нашей психики просто нет. При этом шизоиды, как никто другой, способны выплеснуть волшебную частичку внутреннего мира во внешнюю среду, рационально раскрасить её в красочную цветовую гамму. А паранойяльные, используя внутренние резервы иррационально воспринимаемого мира, выносят на поверхность рационально-конкретные суждения и действия. Что, собственно, и делает эти типы наиболее благополучными в плане развития и достижения своих целей. И позволяет отнести их к разряду смешанных типов.

     Таким образом, все наши функции, все наши свойства переплетены настолько, что любой перекос, любая дисгармония, любой недостаток той или иной функции тут же заполняется и дополняется другими свойствами психики, создавая новый непередаваемый неповторимый индивидуальный личностный подчерк.

   Всё… мысли стали путаться, глазки в кучку… пора отдыхать. Всем удачной недели.


Размышления на тему 6.
avgur65
 

Ну а теперь вернёмся к определению личности. Вернее, к разъяснению этого определения. Напомню то определение, которое я сформулировал в одном из своих предшествующих размышлений.
    Личность – это комплекс социально значимых черт, присущих индивиду, с особенностями восприятия, как окружающего мира, так и самого себя, и при этом эмоционально, информационно, энергетически и поведенчески, связанный общественными отношениями с окружающим социумом.

  Если под комплексом социально значимых черт, безусловно, подразумевается характерологическая структура, то под особенностями восприятия, явно просматриваются юнгеанские личностные установки восприятия мира.
   Таким образом, под характером понимают совокупность относительно устойчивых, генетически заложенных, черт личности формирующих собственно характер и под воздействием внешней среды, развивающих и комбинирующих его свойства, проявляющуюся, свойственными данным чертам, поведенческими реакциями при взаимодействии с социумом.

  В особенностях восприятия я вижу, прежде всего, как объединяющий признак две личностные установки Юнга – эстраверсию и интраверсию. Это никоим образом не противоречит тому, что эти установки являются психологическими способами адаптации по Юнгу. Так как умение восприятия мира должным образом, безусловно, является одним из адаптационных свойств личностных установок Юнга.
   Если свойством экстравертированной личностной установки является изучение, исследование и внедрение во внешний окружающий мир, то свойство интроверта носит оборонительный характер. Интроверт обороняется от любых внешних воздействий, пытаясь сохранить фундамент мира внутреннего, на котором и строится его, как внутреннее, так и внешнее благополучие.
  Экстраверсия характеризуется интересом к внешнему объекту, определяется фактами внешнего мира и отсутствием склонности подвергать свои мотивы, реакции и поведение критическому анализу. Условия объективной реальности, её законы и правила игры, диктуемые обществом, являются доминантой. Субъективная позиция, как и внутренний мир, подчинена внешним обстоятельствам. Способность экстраверта подстраиваться согласно законам, диктуемым обществом, являются и силой, и слабостью данной установки. Слабость данного свойства заключается в том, что при внешней адаптации страдает внутреннее качество субъекта. Мне приходилось неоднократно наблюдать, как сильная экстравертированная личность никогда не страдающая душевным недугом, единожды переживая надлом, восстанавливались гораздо тяжелее, чем внешне более слабые типы. При этом всегда недоумевая – «как же так, у меня всегда всё было хорошо». Проблема подобного типа в том, что концентрация на адаптации к миру внешнему, приводит к тому, что внутренние комплексы подающие сигналы, данным типом не воспринимаются. А так как подобные казусы не прощаются нашей психикой, идёт реакция патологического накопления, которая порой тянется годами, а иногда десятилетиями. После того как адаптационные механизмы исчерпывают свои резервы, они ведут личность деструктивным, патологическим путём. И в результате возникают психические или психосоматические явления.
   Интроверсия характеризуется в свою очередь большей концентрацией на явлениях внутреннего мира, которым придаётся особая ценность. Интроверт в большинстве своём хорошо проинформирован о требованиях и условиях внешнего мира, но при этом в первую очередь ориентирован на внутренние факторы. Он изучает мир через призму своих внутренних переживаний и суждений. В тех случаях, когда позицию интроверта называют субъективной, подразумевая слабость данной установки, я привожу в пример цитату из Юнга – «никогда не следует забывать – а экстравертное воззрение забывает это слишком легко, - что всякое восприятие и познание обусловлено не только объективно, но и субъективно. Мир существует не только сам по себе и в себе, но и так, как он мне является. Да, в сущности, у нас и нет критерия, который помог бы нам судить о таком мире, который оставался бы неассимилируем с субъектом». Юнг указывал на то, что наше знание прошлого в большей степени зависит от субъективных реакций очевидцев тех событий. Соответственно, является абсолютно нормальным и то, что наше восприятие объективной реальности, носит субъективный характер. По мере того, как личность достигает определённого уровня совершенства, она начинает нуждаться в объективном подтверждении своих способностей. А любое соприкосновение с внешним миром вызывает большие энергетические затраты приводящие подчас к нервному срыву.
  При всём сказанном, следует помнить о том, что экстравертов и интровертов, в чистом виде, практически не существуют. Просто, пока ведущая установка удовлетворяет потребности восприятия и защиты, подчинённая дремлет. Однако стоит ведущей установке оказаться в  неуспешном или неудовлетворённом состоянии, как интроверт экстравертируется, а экстраверт интровертируется. Безусловно, данные личностные установки тесно взаимодействуют с чертами личности и помогают ей адаптироваться, участвуя в формировании и развитии характерологических особенностей…

На сегодня достаточно… Пора спать.


Вопрос дня: Лучшая книга
avgur65
What is the best book you've read this year, and why?

Дао дэ Цзин.

?

Log in

No account? Create an account